50 лет началу промышленной добычи нефти в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции Печать
28 мая с. г. в «Президент-отеле» состоялась научно-практическая конференция «50 лет началу промышленной добычи нефти в Западно-Сибирской нефтегазоносной провинции», организованная «Союзом нефтегазопромышленников России».
Был заслушан ряд докладов, в частности, Председателя Высшего горного совета Ю.К. Шафраника, Президента «Союза нефтегазопромышленников России», члена Высшего горного совета Г. И. Шмаля, вице-президента РАЕН, главного научного сотрудника МГРИ-РГГРУ, члена Высшего горного совета, профессор Козловский Е. А. и др. В работе участвовали представители Совета Федерации РФ и Госдумы, в также представители нефтегазовых организаций Западной Сибири и рядов НИИ.

 

 
Доклад председателя Высшего горного совета Некоммерческого партнерства «Горнопромышленники России» Юрия Шафраника - Славный юбилей Величайшего проекта в мире
 
Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс был и остается самым колоссальным экономическим проектом в мире, не сравнимым ни с чем по срокам строительства, по вложениям людских и материальных ресурсов, по темпам достижения намеченной цели. На этом проекте прошли высшую школу профессионального обучения и гражданского воспитания несколько поколений замечательных специалистов. И свой труд они постоянно оценивали по мировой шкале отраслевого мастерства. Не случайно в 90-е годы именно в топливно-энергетическом комплексе России реформирование осуществлялось наиболее продуманно, решительно и эффективно.
На территории Большой Тюмени, включающей Ханты-Мансийский и Ямало-Ненецкий автономные округа, созданы мощный производственный потенциал мирового уровня и прочная база экономического процветания. Здесь развитая социальная инфраструктура, замечательная сеть дорог. Построены самые лучшие молодые города России ‒ Сургут, Нижневартовск, Лангепас, Ноябрьск, Когалым, Надым, Новый Уренгой, Ханты-Мансийск, Салехард, Муравленко.    
Как это начиналось
В прошлом году в поселке Березово праздновалось грандиозное событие – 60 лет первому газовому фонтану. Кроме того, была установлена в Тюмени мемориальная доска первооткрывателю нефти в Западной Сибири Фарману Салманову… А сегодня мы возвращаемся благодарной памятью на 50 лет ‒ к началу добычи нефти на Шаимском, Усть-Балыкском и Мегионском нефтяных месторождениях.
Очевидно, что это стимулировало  дальнейшее развёртывания геолого-разведочных работ. Вскоре начался период целого ряда открытий углеводородных кладовых Западной Сибири. 21 июня 1960 года было открыто Трёхозёрное, 24 марта 1961 года – Мегионское, 15 октября 1961 года ‒ Усть-Балыкское, в агусте 1962 года – Советское, 15 ноября 1962 года – Западно-Сургутское, 1 декабря 1964 года – Правдинское, 3 апреля 1965 года – Мамонтовское, 29 мая 1965 года – Самотлорское месторождение.
В начале 1964 года Государственная комиссия, ознакомившись с состоянием дел на месторождениях Западной Сибири, приняла решение начать промышленную добычу нефти. Было создано объединение «Тюменнефтегаз», и уже в мае этого года первые танкеры с нефтью с Шаимского месторождения направились на Омский нефтеперерабатывающий завод.
Безусловно, с началом промышленной добычи нефти наступил совершенно иной период освоения не только недр, но и всей территории Западной Сибири. Можно сказать, здесь наступила другая эпоха. Предыдущие поиски и открытия трансформировались в огромное производство, в 50-летие героического труда, который никакой лекцией не охватишь и не оценишь в полной мере. 
К концу 1964-го добыча на трех месторождениях достигла всего 240 тыс. тонн (в СССР добыча достигла тогда 240 млн тонн). Но уже в 1970 г. объем нефтедобычи в Западной Сибири составлял 31,4 млн тонн, что вывело ее на третье место среди нефтяных регионов России. А в 1974 г. Западная Сибирь давала примерно 30% всей нефти СССР. К 1980 г. ежегодный объем добычи нефти в Западной Сибири возрос до 312,6 млн тонн, что составляло около 50% всей нефтедобычи Советского Союза. Наконец, в 1988-м нефтяники Западной Сибири добыли 408,6 миллиона тонн. 
Одновременно с нефтяным здесь создавался величайший газовый комплекс. Уже в 1970 г. объем добычи составлял 60 млрд м³ голубого топлива, а в 1988-м он достиг 500 млрд м³.
Только за первые 25 лет (до 1990 года) Западно-Сибирский НГК поставил народному хозяйству около 6 млрд тонн нефти, 5 трлн м³ газа, много другой ценной продукции на общую сумму порядка 220 млрд рублей (что в прежних ценах составило 350 млрд долларов). Капитальные вложения составили около 90 млрд рублей. Прибыль от использования нефти и газа составила 100 млрд рублей. При этом уже в 1970 г. стоимость добычи нефти в Западной Сибири была ниже отраслевой.
Север Большой Тюмени ‒ это сплошные болота и озера. У первопроходцев в буквальном смысле слова не было твердой почвы под ногами. Для того чтобы создать здесь промыслы, построить дороги, города, пришлось провести колоссальные земляные работы. За зиму здесь обычно перемещали до 30 миллионов кубометров грунта. Все это шло в основание буро¬вых скважин, объектов обустройства, возводившихся посреди болот и озер, и на дорожные насыпи.
Как вспоминал Юрий Петрович Баталин, возглавлявший в 60 годы строительство нефтегазовых сооружений в Тюменской области: «Это было совершенно необжитое место. Ни дорог, ни каких-ли¬бо пусть даже небольших предприятий. И конечно, никакой энер¬гетики. Да и населения почти не было. На огромных пространствах от Тобольска до поселка Гыда проживало около 100 тысяч человек. Специалистов, знающих нефтяное строи¬тельство, были единицы. Наиболее сложными были почвенно-геологические условия. Для примера, самое мощное месторождение ‒ Самотлор ‒ имело территорию 900 кв. км. Из них 45% территории находилось под водой (озеро Самотлор), 40% ‒ это торфяные залежи и только 15% ‒ более или менее сухие места. Там работать нормальными мето¬дами было совершенно невозможно, вездеходы тоже не везде про¬ходили. В отдельных местах залежи торфа дости¬гали 18 м глубины. Другим сложным фактором были очень суро¬вые зимы ‒ морозы достигали 50о. Металл не выдерживал!»
Стоит только представить, как в 60-е и 70-е годы все создавалось на пустом месте, в морозы, когда всё доставлялось по зимнику, когда для обслуживания буровых приходилось добираться до них на вертолетах, когда совершенно не устроен быт и нет нормального медицинского обслуживания… Но это был и самый результативный период, когда произошло профессиональное становление целой плеяды нефтяников и газовиков.
Всего за несколько десятков лет этот огромный, трудный для освоения суро¬вый край стал цивилизованным регионом:  появились новые города и современные рабочие поселки, уникальные нефте- и газопроводы, проложенные через гибельные болотные топи и вечную мерзлоту; дороги, не имеющие аналогов в мировой практике дорожного строительства. Необычайно высокая концентрация матери¬альных и финансовых ресурсов, продуманная кадровая политика, эффективная система управления и, конечно же,  бесценный труд людей, посвятивших себя развитию этого региона, позволили достичь такого невиданного в мировой практике эффекта. Достаточно сказать, что в Тюменской области темпы освоения месторождений были в 2‒3 раза выше, чем в Татарстане и Башкирии.
Исключительно важно и другое. К концу 80-х годов ‒ за 25 лет ‒ в Западной Сибири было построено 9,8 тысячи километров нефтепроводов; 29,5 тысячи км газопроводов; 39,3 тыс. км магистральных трубопроводов; 29 тыс. км автомобильных дорог и 3,9 тыс. км железнодорожных путей. Наконец, Большая Тюмень превосходила другие регионы страны и по удельному вводу жилья в расчете на одного жителя. Наибольшие масштабы жилищного строительства были достигнуты во второй половине 80-х годов, когда вводилось до 3,3 млн кв. м жилых домов каждый год.
Отцами-основателями экономического преобразования Западной Сибири были руководители трех уровней ‒ правительственного, регионального и производственного. На правительственном уровне это, прежде всего, Алексей Николаевич Косыгин, Николай Константинович Байбаков и Валентин Дмитриевич Шашин. На региональном ‒ Юрий Георгиевич Эрвье, Александр Константинович Протазанов, Борис Евдокимович Щербина. 
Благодаря усилиям разведчиков недр, и в первую очередь талантливейшего геолога Юрия Георгиевича Эрвье, возглавлявшего тогда трест «Тюменнефтегеология», уже к 70-му году в регионе было открыто более 80 нефтяных, газовых и нефтегазовых месторождений. Многие из них были крупнейшими в мире: Самотлорское, Федоровское, Мамонтовское ‒ нефтяные; Уренгойское, Медвежье, Заполярное ‒ газовые. Нефтяные ресурсы области увеличились в несколько раз, а запасы газа достигли 16 триллионов кубометров. 
Нет сомнения в том, что большинство руководителей нефтегазового комплекса СССР были выдающимися личностями, но не будет преувеличением сказать, что Николай Константинович Байбаков заметно возвышается среди них. Не случайно за ним прочно закрепилось неформальное звание Нефтяника №1. 
Специалисты считают, что основная заслуга в бурном становлении нового нефтегазового района принадлежит Александру Константиновичу Протазанову. Нигде в мире не происходило освоение нового нефтяного месторождения в необжитом районе за 2,5 года после его открытия. 
Мало кто из газпромовцев шестидесятых годов видел своего министра ‒ Алексея Кирилловича Кортyнова ‒ в парадном мундире и при наградах. На бухарские трассы, в среднеазиатские пустыни он приезжал одетый по-походному ‒ в легких парусиновых сапогах и безрукавке. А зимой, посещая сибирские строй¬ки, выходил из вертолета в нескладных меховых унтах и овчинном полушубке. 
Виктор Иванович Муравленко… Это имя навечно вписано в историю развития гигантского нефтяного региона. Заслуги его бесспорны, а жизнь и дела его заслуживают самого высокого уважения.
Сабит Атаевич Оруджев… В 1972 году началась эксплуатация первого крупного месторождения северных районов ЯНАО – Медвежьего. Именно она послужила началом развития газовой промышленности. Освоение Медвежьего, гигантского Уренгойского и других месторождений в Западной Сибири – это во многом заслуга Сабита Атаевича.
Валентин Дмитриевич Шашин... Один из первых руководителей, который еще в начале 60-х годов сумел верно определить огромную перспективу и значимость Западно-Сибирского нефтегазового ре¬гиона 
Фарман Курбанович Салманов… Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской премии, член-корреспондента РАН. Известный у нас и за рубежом ученый-геолог, он отдал любимой профессии почти полвека.  
Вадим Дмитриевич Бованенко…  Полтора года назад на полуострове Ямал запущено крупнейшее в России Бованенковское месторождение газа. Кстати, добыча газа с Бованенковского месторождения только в 2013 году составила порядка 46 млрд куб. м, а через пять лет достигнет 115 млрд куб. м. Это почти одна шестая всей добычи российского газа. Предполагается, что в дальнейшем на Бованенковском месторождении будет добываться более 140 млрд кубометров газа в год. А запасы месторождения составляют 4,9 трлн куб. м. 
Борис Евдокимович Щербина, человек феноменальных знаний, колоссальной интуиции, огромной энергии. Под его руководством область стала главным топливным цехом страны.
Юрий Петрович Баталин – блестящий инженер, родоначальник комплексно-блочного метода строительства. 
Владимир Юрьевич Филановский… Многие новые методы разработки месторождений – его заслуга.
Роман Иванович Кузоваткин, стоявший у истоков внедрения эффективных систем разработки и методов подъёма нефти из скважин Самотлорского и Варьёганского месторождений.
Генадий Иосифович Шмаль, непосредственно участвовавший в обустройстве Уренгойского и Ямбургского газоконденсатных месторождений, строительстве газопровода Уренгой ‒ Помары ‒ Ужгород.
Дмитрий Иванович Коротчаев, Иосиф Наумович Каролинский, Игорь Киртбая, Юрий Владимирович Юшков – блестящая плеяда тюменских строителей.
Нельзя не назвать людей, внесших огромный вклад в развитие Западно-Сибирского НГК. Это Виктор Степанович Черномырдин, Рэм Иванович Вяхирев, Валерий Исаакович Грайфер, Григорий Кузьмич Петров, Николай Петрович Захарченко, Лев Иванович Ровнин, Геннадий Александрович Махалин, Владимир Дмитриевич Токарев, Иван Спиридонович Никоненко, Григорий Николаевич Поляков, Владимир Григорьевич Чирсков, Владимир Петрович Курамин, Петр Максимович Телепнев, Владилен Валентинович Никитин… 
Огромную роль в создании комплекса сыграли ученые, среди которых Николай Никитич Ростовцев, Иван Иванович Нестеров, академики Андрей Алексеевич Трофимук, Николай Николаевич Некрасов, Абел Гезевич Аганбегян.
Также нельзя не сказать об огромной организующей и мобилизующей роли партийных и советских органов от ЦК КПСС, Совета Министров СССР до обкома, облисполкома, парткомов, райкомов, исполкомов Советов, первичных партийных организаций… Владимир Иванович Долгих, Вениамин Эммануилович Дымшиц часто бывали и  оказывали большую помощь в решении многочисленных проблем. Министры, их заместители постоянно находились в области. А Геннадий Павлович Богомяков, 17 лет возглавлявший Тюменский обком КПСС, отлично разбирался в проблематике края, во всех аспектах его развития и сыграл в этом огромную роль.
В западносибирском созидании видятся большие коллективы, замечательные профессии буровика и врача, строителя и водителя, инженера и воспитателя детского садика, диспетчера и повара… Но за обобщенными понятиями четко проступают конкретные лица. Это геологи Геннадий Петрович Быстров, Альберт Григорьевич Юдин, Владимир Петрович Игошкин, Семен Никитович Урусов (пробуривший первую шаимскую скважину), инициатор скоростного бурения Геннадий Михайлович Лёвин (рекордная годовая проходка его бригады ‒ 102 тысячи м в 1980 г.), Владислав Александрович Ирбэ, Михаил Владимирович Шалавин, Владимир Викентьевич Соболевский и многие, многие другие, перечислить фамилии которых в докладе невозможно. Как и имена тех, кто пришел на смену геологам. 
Многие в Западной Сибири помнят Виктора Михай¬ловича Кудрина, первого заведующего нефтепромыслом на Усть-Балыкском месторождении, Василия Андреевича Саломахина, старшего инженера этого промысла; Василия Васильевича Калмыкова, начальника участка; операторов Александра Константиновича Пономарева, Владимира Варсанофьевича Балахонцева; заведующего Мегионским нефтепромыслом Георгия Самуиловича Арнапольского; старшего инженера этого промысла Ивана Ивановича Рынкового… 
Бесценный вклад в становление и развитие буровых работ внес коллектив Усть-Балыкской конторы бурения, его руководители: Александр Николаевич Филимонов, Леонид Григорьевич Сав¬ва, Павел Петрович Коровин, Бернард Мухаметович Бикбулатов, буровые мастера: Герои Социалистического Труда Максим Иванович Сергеев, Ричард Хайруллович Аллаяров, Вениамин Максимович Агафонов… 
Министр газовой промышленности,  Герой Советского Союза Алексей Кириллович Кортунов на совещании молодых геологов, нефтяников и строителей в октябре 1966 года сказал: 
«Пройдут года, вырастут новые поколения, у вас будут дети и внуки. Но вы – участники большого исторического процесса освоения необъятных просторов Сибири, процесса не только материально-технического и экономического, но и большого социального значения – всегда с законной гордостью сможете сказать: "Я был в числе первых, был непосредственным участником этого подвига. Частица моего труда, энергии, мысли и опыта вложена в общее великое дело"».
Сегодня нельзя не вспомнить, какую роль в освоении тюменских богатств, в деле коренного преобразования всей жизни Тюменского края сыграл комсомол страны, и в первую очередь ‒ комсомольцы Тюменщины. Гордое имя Всесоюзной ударной комсомольской стройки номер один ‒ вот что такое Тю¬мень 60-х‒70-х годов. 
Приходили не «юные создания», а молодые специалисты, люди с дипломами, амбициями и твердой верой в конечный результат своих усилий. И оружием комсомольского актива было не слово, а действие, не поза, а позиция ‒ жизненная позиция гражданина! 
Где еще человек может себя проявить, как не в деле, да еще таком масштабном? Первой задачей было создание на главных, ударных, решающих участках комсомольско-молодежных коллективов. Одним из первых была бригада геологов Николая Глебова, будущего Героя Социалистического Труда. Владимир Полупанов ‒ он открыл Уренгойское месторождение. Заки Ахмадишин ‒ его бригада первой начала бурить наклонные скважины в Усть-Балыке, под Нефтеюганском. В поселке Светлом появилось комсомольско-молодежное строительно-монтажное управление, которое возглавлял Анатолий  Мадриченко. 
На Самотлоре, на берегу озера, была пробурена знаменитая скважина №200 ‒ первая промышленная. Ее проходку вела комсомольско-молодежная бригада Степана Повха из Мегионской конторы бурения.
В 1970 году развернулось движение за право пробурить «миллионный метр» скважин. Это право было предоставлено лучшим вахтам, и среди них ‒ молодежной вахте Лавеса Гарифуллина из бригады Героя Социалистического труда Анатолия Дмитриевича Шакшина.
Говорят, что трудностями проверяют человека. Это действительно так. Большая Тюмень была и остается полем деятельности одержимых, смелых, мужественных и инициативных людей. Слабым, здесь делать нечего. Жизнь сама ведет здесь своеобразный «естественный отбор». Север ставит перед каждым жесткую дилемму: или укладывай чемодан, или работай, расти.
Здесь за время освоения, если считать только до 90-го года, прошли трудовую школу около 10 миллионов человек. Большая Тюмень выковала целую плеяду людей, создавших основную ‒ и по сей день ‒ экономическую базу страны. Все тогда ‒ от сварщика или буровика до генерального директора ‒ и на любом участке остро ощущали, что занимаются конкретным, творческим, очень нужным стране и приносящим моральное и материальное удовлетворение делом.
Среди всех отраслевых профессионалов буровики ‒ на особом «пьедестале». Поэтому среди них больше всего героев, лауреатов, орденоносцев. Из буровиков получаются очень хорошие руководители. Яркое  подтверждение тому ‒ жизненный путь Владимира Леонидовича Богданова. Окончил Тюменский индустриальный институт. Работал помощником бурильщика, бурильщиком. Прошел все ступени вплоть до заместителя начальника Главтюменнефтегаза по бурению. В 1984 году возглавил объединение «Сургутнефтегаз». Это одна из крупнейших нефтяных компаний нашей страны, она успешно развивается, внедряет новые технологии и по многим показателям, в том числе по объему буровых работ, является лидером нефтяной отрасли России.
Встречаясь сегодня с теми, кого нынешние тюменцы с полным правом зовут ветеранами, я вижу, что трудовой закон остался у них главным законом жизни навсегда. Быть может, потому они и достигли каждый своей высоты, что неуклонно следовали ему. Невзирая на все трудности…
А трудностей было множество. Большая Тюмень периода 60‒70-х годов ‒ это широкое, нескончаемое поле не только героических поступков и дел, научных, идеологических противоречий, драматических потрясений. И конечно, время вынужденного аскетизма, бытовой неустроенности. Годы и десятилетия люди жили в балках, «бочках», в вагончиках. 
Такая была полити¬ка, проповедуемая определенными чиновниками из Москвы: «Больше нефти малыми средствами!»
Да если бы только «пропове¬довали»! Давили со страшной силой, снимали с должностей, приговаривая: «Вы не понимае¬те политики партии и правитель¬ства». Так был снят начальник НГДУ «Правдинскнефть» Гаяз Гатауллович Ремеев ‒ опытней¬ший нефтяник. Да и не он один.  Сафиуллин М.Н., Вязовцев Л.И., Хаиров Р.К., Усольцев А.В. ‒ вот далеко не полный перечень «неугодных» и «инакомыслящих». Прошли годы,  и стало ясно, кто прав. «Предельщики» ‒ те, кто выступал за разумные пределы добычи, в число которых были причислены и грамотнейшие специалисты Ю.Б. Фаин и Н.П. Дунаев, ‒ были и сегодня остаются в нашей памяти настоящими патриотами-нефтя¬никами. 
Созданный к концу 80-х Западно-Сибирский НГК обладал колоссальным потенциалом развития. Повторю: мы вышли на добычу 408,6 миллиона тонн нефти и 500 млрд м³ газа в год. Были построены города (хотя и со скромными социально-бытовыми условиями), проложены основные трубопроводы, дороги и железнодорожные магистрали, возведены аэропорты, достигнута нормальная энергетическая оснащенность. 
Да, мы тогда вышли на максимум по всем производственным параметрам. Но этот максимум пришелся на перестроечное время, когда руководство страны меньше всего было занято стратегией её экономического развития, целиком и полностью сосредоточившись на полном «преобразовании» социально-политической жизни общества. Что, в конце концов, обострило все общественные противоречия и привело к развалу государства.
Мы ‒ геологи, строители, нефтяники, газовики ‒ напоминали фронта, взявшие свои рубежи. А что дальше? Каков следующий этап существования НГК? А ведь к нему за один день перейти невозможно. Надо переформатироваться, что-то сделать с фронтами в условиях хаотичной смены политической парадигмы, смены общественной формации, когда многие верят, что они  «абсолютно свободны» и рукой подать до «процветающей рыночной экономики».
Это было периодом большого испытания. Учтем еще резкий спад промышленного производства, что повлекло за собой радикальное снижение потребности в нефти и газе, за которые, кстати, и платить не могли или не хотели. И все-таки в 90-е годы именно в топливно-энергетическом комплексе России реформирование осуществлялось наиболее продуманно, решительно и эффективно. Производства не развалились на мелкие немощные конторы. Были созданы компании, которые к концу десятилетия заметно укрепились. А когда появилась возможность экономического подъема,  они стали основой экономики России, залогом ее развития и будущего процветания.
Вся последняя десятилетка характеризуется восстановлением позиций нефтегазового комплекса. Да, с кризисных времен мы увеличили добычу, удвоили экспорт нефти, наши компании укрепили свою конкурентоспособность. Кроме того, невзирая на огромные трудности 90-х, правительства территорий Большой Тюмени совместно с компаниями сумели сделать то, что прежде было отложено,  ‒ добились развития инфраструктуры и социальной сферы.  Наши города стали прекрасными, комфортными для проживания. 
Эстафету первых руководителей здесь достойно приняли Леонид Юлианович Рокецкий, Сергей Семенович Собянин, Александр Васильевич Филипенко, Юрий Васильевич Неёлов, Владимир Владимирович Якушев, Наталья Владимировна Комарова, Дмитрий Николаевич Кобылкин. Вообще Тюменской области, Ханты-Мансийскому и Ямало-Ненецкому округам всегда везло и везет с руководителями.
В целом за последние 20 лет в Западной Сибири сделано больше, и социально-экономические проблемы здесь решены лучше, чем в каком-либо другом регионе страны. Честь и хвала всем жителям Большой Тюмени. 
А последняя 5-летка характерна новыми нефтегазовыми проектами ‒ трубопроводная система «Восточная Сибирь ‒ Тихий океан», трубопровод на Бованенково, запуск Ванкора.  И все это на базе Западно-Сибирского НГК. Кроме того, наши компании успешно работают за рубежом.
Стимулом для освоения месторождений вдоль трубопровода ВСТО стал подписанный в мае контракт с Китаем. Но надо учесть, что все месторождения там более сложные, чем те, которые осваиваются сейчас. Там есть и газ, и газоконденсат, и нефть, и гелий, но добывать их нужно непременно комплексно. Мы такие месторождения еще не осваивали. Это очень сложная, но и очень интересная задача.
Да, Большая Тюмень сегодня стоит перед новым этапом своего развития. Но созданная промышленная, социальная основа и кадровый потенциал являются гарантами новых успехов и процветания. Большая Тюмень является основной базой как для развития собственной территории, так и для освоения других территорий ‒ Восточной Сибири и Дальнего Востока. И конечно, для освоения Арктики. Значит, у потомков будет все для интересной работы и хорошей жизни. Иначе говоря: «50 достойных, героических лет у нас уже есть, а 50 отличных должно быть впереди!»
Убежден, что такой юбилей достоин огромного государственного внимания и звучания, адресованного ‒ в первую очередь ‒ начинателям и продолжателям великого дела, и тем, кто сегодня содержит и развивает главную экономическую базу страны. Надо начертать на скрижалях истории названия выдающихся трудовых коллективов и имена выдающихся людей подобно тому, как в Георгиевском зале Кремля на мраморных досках высечены названия победоносных полков и имена героев. В наше время этому может послужить интернет-галерея славы Западно-Сибирского НГК! 
***
Уважаемые коллеги, дорогие друзья от всей души поздравляю вас со славной годовщиной промышленной добычи нефти в Западной Сибири. Здоровья вам, мира, благополучия и уверенности в завтрашнем дне! Счастья вам и вашим близким!
Светлая память тем, кто начинал великое дело и кто сегодня не с нами, но в наше памяти они ‒ навечно.