В.Н. Лыгач, первый заместитель генерального директора ГИГХС: Фосфатное сырье: инновационные технологии обогащения, комплексное использование PDF Печать E-mail

Все доклады были сделаны очень хорошо, в том числе и доклад Валентина Алексеевича. Но что я вижу. А я вижу, что нефть газ, золото, платина, уголь – включишь телевизор, то же самое. Но все забыли про фосфор. Почему забыли фосфор? Вызнаете, что можно поставить такой вопрос: а можем ли мы прожить без тех полезных компонентов, о которых я только что сказал? Можем. А без фосфора мы не проживем, потому что фосфор – это не что иное, как элемент жизни. Всё живое на земном шаре, да и в космосе – это фосфор. Поэтому отношение к фосфору должно, наверное, кардинально решаться. Почему? Сегодня почвы наши по существу очень обедняли фосфором. И это значит, что у нас в дальнейшем падение урожаев, а дальше будет еще и болезни. Это надо понимать.
Что мы сегодня имеем с фосфатно-солевой базой, откуда получается фосфор для того, чтобы производить, допустим, минеральное удобрение. По существу всё сконцентрировалось на апатитовых рудах Кольского  полуострова. Сегодня там в целом товаров производится где-то порядка 10 миллионов, в то время как в советское время только на Кольском полуострове производилось 20 миллионов и 4 миллиона было получено из фосфоритов. Про фосфориты все забыли. Что мы сегодня имеем? В Воскресенске мы имеем сегодня остановку крупнейшего завода, причем градообразующего, «Минудобрений». Почему? Потому что, во-первых, дорого апатиты возить с Кольского полуострова. Во-вторых, наверное, не хватает апатита. И сегодня резко встает вопрос: каким же путем вовлечь нам эти фосфориты, хоть они бедные. Я имею в виду фосфориты жилковые и фосфориты ракушечные. Ракушечные фосфориты, это был ГОК на Кингисеппе, где-то порядка 1,5 млн. тонн фосмуки, и 4 млн. тонн примерно жилковых фосфоритов. И эти предприятия сегодня не работают. Почему они не работают? Из фосмуки мы получали концентрат 19%. Это по существу было удобрение, и посыпали на поля долгоиграющие, экологически чистые удобрения. Но сегодня колхозов нет, крупных предприятий нет, и оказалось, что эта фосмука невыгодна. А рядом химзавод, который говорит, дайте мне фосмуку 26-27%, и тогда завод наш начал бы работать. И сегодня, учитывая название нашего доклада, мы впервые (вообще в мировой практике), имеется в виду и не только жилковые и ракушечные фосфориты, но и даже извлекать каратавские фосфориты, которые трудно обогатимые. Мы сегодня имеем уникальную технологию. В мировой практике такого нет. Заключается эта уникальная технология в том, что, как Валентин Алексеевич говорит, мы изменили рудоподготовку уже где-то до уровня 7,4-40 микрон, и мы научились селективно выделять оттуда полезный компонент с высоким показателем, и получать этот концентрат. К сожалению, эти работы мы выполняли для Казахстана, который финансировал нам эти работы. Но эти работы показали, что наступило время? когда нам надо поднимать наше минеральное сырье. Это Воскресенск, это Брянск, это Верхняя Кама и тот же Кингисепп. Поверьте мне, что от общих запасов этих фосфатных руд это у нас где-то до порядка 15%. Это огромное количество, которое надо вовлекать. Это чтобы вы поняли значение фосфора. Я только сейчас приехал из Ирана, был в Алжире, и вижу, как они относятся к фосфору. Даже бедные руды они начинают осваивать. А у нас не доходят руки до этого. Это первое.
Теперь несколько слов о комплексном использовании. Я лично всю жизнь занимался комплексным использованием. И по минудобрениям я координирую все эти работы, и сейчас через меня это проходит. Вы понимаете, мы из Хибин получаем пять концентратов. Сейчас у меня пять проб для ГКЗ. Причем ГКЗ без комплексного освоения не утверждает запасы. А когда их утверждают, освоение все равно не идет. Но и эти концентратыо мы не можем использовать, потому что рынка для них нет. А почему? Потому что традиционно для того, чтобы использовать, их надо разложить и выделить оттуда ценные компоненты. Но сегодня мы, например, знаем, что можно просто физически использовать другие свойства этих минералов. Я думаю, что для нефтяников и газовиков будет интересно то, что я скажу. Вот нефелиновый концентрат. Пикалевскую технологию вы, наверное, знаете все. Но ведь этот нефелиновый концентрат обладает свойством, если его растворить, то он приходит в стадию жидкую – гель, а потом может быть в твердое состояние. Так мы для буровых скважин нефтяников и газовиков использовали эти свойства нефелина как гидроизоляционный материал. И нефелин в принципе работает как женские прокладки и подгузники. Кстати, нефтяники благодаря нефелину в свое время получили из одной скважины, которая уже не работала, 4 тыс. тонн сырой нефти. Это первое.
Второе. Концентраты мы давали как наполнители. Например, сфен при тонком измельчении становится белым, он наполнитель для красок. Титан – великолепный утяжелитель. Мы даже апатитовый концентрат использовали как утяжелитель.
Обращаюсь ко всем сильного мира сего (простите, что я так называю), не жалейте денег на науку. Не дадите денег, извините, на столах у нас с вами ничего не будет. Я уж не говорю о золоте и всем остальном. Не жалейте! Кстати, мы не так уж много и просим денег. Но если мы сделаем работу, это окупится  с лихвой, и страна наша будет богаче. Спасибо.
 
 
Copyright © 2017. НП «Горнопромышленники России».